Слово для тебя
Поиск по сайту:
 

«Праведный досыта будет есть, а нечестивый - ходить голодным» (Притчи 13:25)

«Неименуемое Имя». Очерк 7. Священная тетраграмма: гипотезы о значении

См. предыдущие очерки:

«Неименуемое Имя». Очерки об Имени Божием
«Неименуемое Имя». Очерк 2: Как правильно именовать Бога?
«Неименуемое Имя». Очерк 3:Имя и откровение

«Неименуемое Имя». Очерк 4. Имена Бога в Ветхом Завете:Элохим
«Неименуемое Имя». Очерк 5. Имена Бога в Ветхом Завете: Адонай

«Неименуемое Имя». Очерк 6. Священная тетраграмма: гипотезы о происхождении

Моисей получает Скрижали Завета. Марк Шагал

 Что означает тетраграмма? Большинство ученых согласны в том, что в основе имени YHWH лежит еврейский глагол hаyаh (точнее, в его старой форме – hаwаh, несколько раз встречающейся в библейском иврите и близкой соответствующему арамейскому глаголу – hаwа’), который означает: «быть, существовать, находиться, присутствовать, наличествовать, становиться, делаться, происходить, возникать». Но чтобы ответить на вопрос, что, собственно, означает тетраграмма, необходимо сначала ответить, по крайней мере, на два взаимосвязанных вопроса: в какой грамматической форме употреблен этот глагол в тетраграмме? какой именно из различных смысловых оттенков слова «быть» имеется в виду?

Несомненно, что глагол hаyаh в тетраграмме стоит в форме, называемой имперфектом. Но здесь с названиями надо быть осторожным. Библейский иврит знает только две спрягаемые формы глагола, в свое время (в XIX веке) получившие названия «перфекта» и «имперфекта». Однако эти категории еврейской грамматики имеют мало общего с соответствующими категориями греческого и латыни, так что легко могут сбить с толку. Дело в том, что евр. перфект и имперфект лишь условно могут быть сопоставлены с временами европейских языков. Традиционно еврейские грамматисты считали, что перфект соответствует прошедшему времени, а имперфект – будущему, и так принято в современном иврите (для настоящего времени в иврите нет глагольного соответствия, и его приходится передавать причастием). Но европейские гебраисты XIX века (главным образом, Генрих Эвальд и Сэмюэл Драйвер) разработали так называемую «аспектную» теорию спряжения евр. глагола, согласно которой перфект и имперфект обозначают не время, а вид (англ. и франц. aspect) глагола: перфект – завершенное действие, обычно переводимое прошедшим временем совершенного вида, а имперфект – незавершенное действие, которое может относиться к будущему или к продолжающемуся или повторяющемуся действию в настоящем и прошлом. Исторически, как считает И. М. Дьяконов, в архаических афразийских языках (языковая макросемья, в которую входят семитские языки) сначала возникло различие «мгновенного» и «длительного» действия, затем оно эволюционировало в различие «совершенного» и «несовершенного» вида и, наконец, — во времена «прошедшее» и «настоящее-будущее», как иногда называют имперфект в семитских языках («настоящее-будущее» есть и в других языках, напр., в турецком и японском). Оба взгляда на различие перфекта и имперфекта в иврите – темпоральный и аспектный – сосуществуют сегодня среди ученых: одни ставят больший акцент на времени, другие – на видовом отличии.1

 Я останавливаюсь на этом так подробно потому, что отсутствие в евр. языке нашей системы трех глагольных времен создает для нас огромную, почти непреодолимую трудность понимания многих библейских текстов, в том числе и ключевого для нашей темы текста Исх. 3:14. Мы просто не можем не помещать любой встреченный нами глагол в одно из трех времен; если же явных указаний на время нет, часто понимание крайне затруднено, а перевод почти невозможен. Необходимы особые усилия, чтобы проникнуть в образ мышления, игнорирующий привычную нам трехвременность.

 Итак, глагол «быть» в тетраграмме стоит в имперфекте, что должно передавать незавершенность действия, некоторую открытость будущему или просто будущее.

 Но кроме спрягаемой формы, как-то соотносимой с глагольными временами и/или видами, в семитских языках существуют особые формы, не имеющие аналогов в европейских языках. Эти формы меняют значение образа действия глагола; они образуются, главным образом, путем изменения огласовки неизменного консонантного, т.е. состоящего только из согласных букв корня. В российской семитологии эти формы называются породами или основами, на иврите биньянами (по-англ. stem). Все породы иврита являются производными от простой породы каль (qal или пааль, pa‘al), выражающей основное значение данного глагола в активном залоге и изъявительном наклонении.

 Что это за породы? Например, одна из них придает глаголу значение интенсивного или повторяющегося действия – «усиленная» порода пиэль (pi‘el): если простая порода каль – «хранить», то усиленная – «соблюдать», от «смеяться» – «осмеивать», от «просить» – «клянчить» и т.п. Это может быть значение взаимного или возвратного действия – порода нифаль (niph‘al): напр., «прятаться», «сражаться» – от простой породы каль глаголов «прятать», «разить». Среди этих пород для нас важна каузативная, или побудительная хифиль (hiph‘il), придающая глаголу значение побуждения или принуждения к действию: напр., простая порода – «кушать», каузативная (т.е. этот же глагол в породе хифиль) – «кормить», простая – «лежать», каузативная – «укладывать», простая – «идти», каузативная – «вести». Теоретически любой глагол в иврите мог бы стоять в любой породе, но реально почти все глаголы существуют лишь в определенных породах и не существуют в других.

 Итак, в какой породе глагол hаyаh представлен в Имени YHWH? На этот счет существуют два взгляда.

 1. Самый естественный ответ: в простой породе каль, имеющей исходное значение глагола: «быть, существовать». Этот ответ вытекает из того, что в Исх. 3:14, где раскрывается значение тетраграммы, глагол «быть» употреблен в простой породе. Каково же с этой точки зрения значение Имени? Мы уже близки к ответу, но необходимо сделать еще два шага.

 Имя, как мы только что видели, – это глагольная форма, т.е. целое глагольное предложение, а не имя существительное или прилагательное или причастие, как мы привыкли в именах (Виктор – «победитель», Александр – «защитник людей», Феодор – «Божий дар», Валентин – «сильный», Клеопатра – «славная отцом», Ирина – «мир» и пр.). Такие глагольные «имена-предложения» были распространены на древнем Ближнем Востоке, в том числе и в евр. языке. Таковы самые архаичные евр. имена Исаак, Иаков, Иосиф, Израиль и др., в основе которых лежит глагол в имперфекте. Каким образом глагол может быть целым предложением? В языках, где спрягаемые формы глагола однозначно распределены по лицам и числам (так обстоит дело в еврейском, греческом, латыни, славянском, но в русском не так), для образования законченного предложения достаточно одного глагола, а местоимение соответствующего лица и числа (а в евр. еще и рода) подразумевается. Так, «Исаак» означает «смеется» или «будет смеяться» (yizkhaq – qal imperfectum от zakhaq, «смеяться»), хотя нам понятнее мыслить это как причастие: «Смеющийся» (напоминаю, имперфект может передавать повторяющееся, привычное действие); местоимение «он» не присутствует в имени, но подразумевается в глагольной форме.

 Осталось понять, как лучше всего передать по-русски всю многозначность евр. имперфекта. Если исходить из «приведения» или «сведения» иврита к европейским языкам, когда имперфект переводится будущим временем, значение YHWH – «(Он) будет». Но в таких отвлеченных от конкретной ситуации случаях, как наш, передача имперфекта будущим временем сильно обедняет, если не прямо искажает его смысл: относя существование к будущему в смысле европейских языков, этот перевод устраняет значение пребывания, устойчивой длительности, что, судя по всему, должно подразумеваться в имени-предложении YHWH. В евр. языке нет нашего настоящего времени, которое дает нам возможность выражать вневременность, т.е. действия или состояния, не связанные со временем; такую вневременность в евр. языке может выразить только причастие и имперфект (но не перфект, означающий завершенное действие, обычно относящееся к прошлому, иногда – к настоящему).

 Итак, учитывая многозначность евр. имперфекта, мы можем передать значение Имени как-то так: «(Он) есть (существует, пребывает) и будет, пребудет»; либо в наиболее широком (вневременном) смысле нашего настоящего времени – просто ЕСТЬ. Действительно, это значение, как увидим, проще всего объясняется из фразы в Исх. 3:14. Далее, мы можем предположить, что глагол, составляющий имя, спрягается, как и положено глаголу, по лицам (число в нашем случае, естественно, может быть только единственным в силу единственности Носителя Имени), т.е. меняется в зависимости от говорящего: в устах носителя имени это 1-е лицо, ЕСМЬ; в устах говорящего с ним – 2-е лицо, ЕСИ; в устах говорящего о нем – 3-е лицо, ЕСТЬ.2

 В самом деле, Библия предоставляет нам примеры «перволичной» формы Имени, т.е. употребления его в 1-м лице (мы увидим это при разборе Исх. 3:14, затем Ос. 1:9 и, как возможность, Пс. 49:21) и «третьеличной» – само Имя YHWH, Яхвэ. Что касается 2-го лица, то Имя в таком виде не встречается в Библии и постбиблейской иудаистской литературе. В связи с этим любопытно, что надпись Е в Дельфийском храме, по объяснению Плутарха, означает «еси» и подразумевает приветствие Богу при входе в храм: «Обращаются к богу с приветствием "Ты еси" как свидетельством его существования, так как никогда ему не бывает свойственно превращение и изменение» (Плутарх, О «Е» в Дельфах, 21). Не отразился ли тут какой-то смутный след «второличной» формы Имени?

 Значение Имени в виде причастия «Сущий», или «Тот, Кто есть», происходит из перевода Септуагинтой фразы в Исх. 3:14 (к этому мы еще вернемся). Разница между только что изложенным истолкованием и этим последним соответствует разнице между глаголом и причастием. Это различие кажется чем-то школьным и примитивным, но на самом деле заключенный в нем смысл неизмеримо глубок. Здесь я могу только напомнить, что причастие вдвойне мощнее глагола, равно как и имени существительного, в силу своей «причастности» имени и глаголу (и таково действительно происхождение этого грамматического термина в греческом и латыни – metokhe, participium), т.е. сочетания в себе значения-силы имени и глагола (это можно сравнить с преимуществом ферзя над ладьей и слоном). Греко-римский и вслед за ним европейский образ мышления, вообще говоря, тяготеет к «вещности» и, соответственно, ему в качестве наименования богов и людей ближе «спекулятивное» причастие, если уж нельзя обойтись существительным или прилагательным; для семитского же и, по-видимому, вообще древнего ближневосточного мышления характерна ориентировка на действие, «глагольность», и ему ближе чисто глагольная форма имен.

 Такое понимание Имени близко другому распространенному в Ветхом Завете имени Бога – «Живой», «Жив»; исходя из откровения в Исх. 3:14, предлагалось и такое понимание Имени: «Тот, Который жив».3

 Возможны и другие истолкования описанной формы глагола «быть», прежде всего, в чисто будущем времени, но в применении к Имени, кажется, они лишены смысла: «Он будет», «Он возникнет», «Он случится» и т.п.

 2. Против изложенной интерпретации есть чисто грамматическое возражение: имперфект породы каль от глагола hаyаh, «быть», читается «йихйе» (yihyeh), в старой форме этого глагола hаwаh имперфект был бы «йихвэ» (yihweh), а мы уже знаем, что огласовка тетраграммы – Yahweh, Яхвэ. Налицо несовпадение первого звука: у нас yi-, в тетраграмме – yа-. Можно возразить, что огласовка тетраграммы точно неизвестна, так что это расхождение неважно. Однако вариации произношения тетраграммы касаются второго звука (предлагали -о, -yahu, -i), но не первого, который вполне надежно установлен как yа-. На этом основании, но и по некоторым другим лингво-историческим соображениям, современные исследователи склоняются к выводу, что в тетраграмме глагол hаyаh (в его старой форме hаwаh), «быть», подразумевается в каузативной форме хифиль. В консонантном написании обе формы имперфекта – простая и каузативная – одинаковы и практически совпадают с тетраграммой YHWH, но огласовка породы хифиль – не yihweh, как в породе каль, а yаhweh, что соответствует произношению Яхвэ.

 Эта гипотеза восходит к караимскому ученому Аарону бен Элия (XIV в.), затем ее высказывал протестантский богослов XVII-XVIII веков Жан Ле Клерк, так же считали видные гебраисты XIX века Ю. Фюрст, Э. Шрадер, П. де Лагард, из русских – митрополит Филарет (Дроздов); в самом начале XX века эту гипотезу обосновал немецкий семитолог П. Гаупт, поддержал и развил в 20-х годах известный американский археолог У. Ф. Олбрайт и далее развили современные библеисты Ф. М. Кросс и Д. Н. Фридман. Мы будем называть ее теорией Гапута-Олбрайта-Кросса -Фридмана.

 Глагол «быть, существовать» в каузативной форме означал бы «причинять бытие», «быть причиной существования», «приводить (вызывать) к существованию», «творить». Я говорю «означал бы», потому что – и в этом главная проблема данной теории – в еврейском языке глагол hаyаh не существует в каузативной форме (хотя в этой форме он есть в арамейском и сирийском, но на поздних этапах развития этих языков). Защитники этой теории реконструируют каузативную форму глагола hаyаh в древнейшем иврите по аналогии с другими семитскими языками (аморейским, аккадским, угаритским), где встречаются собственные имена, содержащие глагол «быть» в каузативной форме в «именах-предложениях». К примеру, одно из аккадских имен с каузативной формой «быть» означает (обращение к божеству Син): «Син, сотвори брата». Аморейские имена-предложения из архива города Мари (конец III – середина II тыс. до н.э.), такие как yahwi-hadаd, yahwi-il(a), yahwi-dagan, первая часть которых (yah-wi, ya-wi или ya-ah-wi) похожа на тетраграмму, реконструируются как глагол hwy, предположительно означающий «быть, присутствовать» в простой или каузативной форме, плюс имя бога: «Хадад (Иль, Даган) есть (или: творит)».

 Согласно этой теории, первоначальная форма тетраграммы была фразой, содержащей yahweh в значении глагола с подразумеваемым местоимением: «(Он) творит» (или: «приводит к существованию», «причиняет», «вызывает к бытию»). В самом старом варианте этой фразы, как предполагают Д. Н. Фридман, М. Дэхуд и Дж. де Моор, было подлежащее Эль: yahweh el – «Эль творит» (или «пусть творит Эль!», «да сотворит Эль!»), откуда путем сокращения в XI в. до н.э. возникает yahweh как имя в значении «(Он) творит». Но «творить» – переходный глагол, т.е. глагол, требующий дополнения-объекта, откуда возникли предположения об объекте творения. В библейских текстах Фридман реконструирует это архаическое имя, опираясь на подобные реконструкции Олбрайта, в таких сочетаниях, как YHWH zebaoth («Яхвэ воинств») – «(Он) творит воинства», YHWH shalom («Яхвэ мир») – «(Он) творит мир» (Суд. 6:24), YHWH nissi («Яхвэ моё знамя», как обычно переводят) – «(Он) творит мое бегство» (Исх. 17:15; перевод nissi как «мое бегство» подтверждается Септуагинтой, где это имя-фраза передано: «Господь моё прибежище»).4

 Против этой интерпретации, кроме уже упомянутого главного возражения – что глагол «быть» не существует в каузативной форме, – выдвигали такое историческое возражение: идея творения мира как причинения бытия носит слишком отвлеченно-теоретический характер для столь архаичного периода.

 Уильям Браунли5 предложил понимать YHWH в менее отвлеченном смысле: «Тот, Кто причиняет происходящее (He makes things happen)», т.е. Промыслитель всего совершающегося. Он усматривает следы такого понимания Имени в 1 Цар. 2:3: «Бог знанияЯхвэ», истолкованном в знаменитом фрагменте кумранского Устава 1 QS III.15-17: «От Бога всезнающего всё сущее и должное быть. Прежде их бытия Он направил всякую их мысль, и в своем бытии они выполняют свои дела ради свидетельства о себе, согласно Его величавому замыслу, и (те дела) не подлежат изменению. В руке Его законы всему, и Он их обеспечивает во всех их нуждах».6

 Другое предположение в рамках этой теории, более надежно обоснованное библейскими текстами и более согласное с архаическим мышлением, состоит в том, что объектом творения в Имени первоначально подразумевался Израиль. Действительно, почти общепризнанно, что рассказ об Исходе – т.е., по сути, о становлении и, можно сказать, сотворении народа Израиль – составляет базовое библейское повествование, к которому впоследствии добавлены рассказы о патриархах, а еще позднее – первые 11 глав Книги Бытия, где рассказывается о начале всего. В древнейших поэтических текстах мы находим обозначение Бога как Творца Израиля (Втор. 32:6, Ис. 43:1, 15, Пс. 99:3). И уже позже значение Творца в Имени могло быть понято в смысле Творца мироздания.7

 Существовали и другие предположения об этимологии и, соответственно, значении и происхождении тетраграммы. Так, YHWH производили от арабских корней, означающих: падать (этот корень есть и в евр. языке: hawa) в каузативной форме, тогда значение Имени: «Тот, кто заставляет падать», «Разящий»;8 дуть, значение – «Дующий», т.е. бог бури, «штормовой» и «грозовой» бог;9 рычать, реветь: «Ревущий», т.е. в громе;10 страстно любить в каузативной форме: «Производящий страстную любовь»,11 или же в простой форме: «Пылкий», «Страстный», «Ревниво любящий»;12 от предполагаемого угаритского глагола говорить: «Говорящий» или «Заповедующий».13 Искали корней YHWH в египетском,14 шумерском,15 аккадском,16 хурритском,17 даже индоевропейских18 языках. В науке все эти гипотезы практически оставлены как маловероятные.

 Несколько большего внимания заслуживает идея, что первоначальной формой Имени было короткое имя Yah, встречающееся почти исключительно в псалмах и несколько раз в древней поэзии (Исх. 15:2, 17:6 [вероятно, древняя формула], Ис. 12:2, 26:4, 38:11), входящее в славословие «аллилуйа» (hallelu-yah) и в качестве концовки и начала теофорных имен (напр., Иеремия – yirme-yahu, Ионафан – yeho-nathan), засвидетельствованное во внебиблейской эпиграфике и у грекоязычных авторов в виде Iaо (см. предыдущий очерк). Обычно считается, что короткая форма – сокращение полного Имени YHWH, но эта гипотеза предполагает обратное соотношение. Приведенные данные, действительно, как будто указывают на древность короткой формы. По предположению авторитетного библеиста С. Драйвера и философов Ф. Розенцвейга и М. Бубера,19 изначально это «йа» – спонтанное восклицание-призыв. Рудольф Отто в 3-м приложении «Оригинальные нуминозные звуки» к своей знаменитой книге «Священное»20 приводит ряд спонтанных восклицаний, выражающих «нуминозный» страх-изумление-благоговение (у мусульманских дервишей, в индийских «Упанишадах») и ссылается на мнение К. Мюллера о том, что Божье имя Йах или Йаху имеет такое же происхождение.

 Следуя Драйверу и развивая его мысль, норвежский библеист Зигмунд Мовинкель древнейшей формой Имени YHWH считал Ya-huwa, состоящее из двух арабских слов: восклицания-междометия «ya!» и местоимения huwa, «он»; таким образом, значение Имени: «О, он!» – интуитивное указание на трансцендентность:

 «“Он”, с кем мы связаны в культе и молитве; “Он”, чью внутреннюю суть и бытие мы не способны видеть и понимать, “das ganz Andere” [совершенно Иное]; “Он”, от кого зависит вся наша жизнь; “Он”, Кого мы не можем встретить без страха и благоговения и Кого, однако, не можем не искать снова и снова. Mysterium tremendum et fascinosum [трепетная и завораживающая тайна], чье имя мы не достойны произнести, ни даже знать, ибо знание и произнесение имени означает обладание и господство над его носителем».21

 Подобным образом австралийский семитолог Колин Маклаурин, приведя немало убедительных доводов (особенно из библейской и внебиблейской ономастики) за древность короткой формы имени Йах или Йаху, производил YHWH из евр. слов: Yah-hu – «Он Йах».22 Можно еще упомянуть предложенную Дж. Монтгомери этимологию – из местоимения hu’, «он» (любопытно, что ранее он предлагал этимологию из араб. корня случаться, приключаться, откуда Яхвэ – «Случайный» или «Внезапный», т.е. тот, кто внезапно и неожиданно является).23 Существует четырехъязычный список из Угарита, где u-wu = huwa, «он», сопоставлено хурритскому manni, «он есть», что может указывать на этимологическую связь местоимения «он» и глагола «быть».24 Связь между Именем YHWH (и/или глаголом «быть») и местоимением «он» может подтверждаться также странным вариантом тетраграммы в кумранском Уставе Общины, где Имя написано hw’h’: «…пусть отделятся от местопребывания людей Кривды, дабы идти в пустыню, чтобы проложить там дорогу Йахве (hwh), как написано:В пустыне проложите дорогу (Йахве)» (1 QS VIII.13).25 Это может быть сознательным отклонением от написания YHWH во избежание профанации (так считает автор русск. перевода и комментария Старкова), когда Имя заменяется вариантом местоимения hu’ – «он»; подобная замена Имени на «он» встречается в цитате из Наум. 1:2 в другом кумранском документе, CD IX.5.

 Эти идеи интересны потому, что трансцендентное «он» мы встречаем богословски развитым у автора второй половины Книги Исайи (так называемый Второ-Исайя) в формуле ’ani hu’ – «я он», вероятно, связанной с откровением Имени в Исх. 3:14 (мы еще вернемся к этой теме).26

 Итак, в этом и предыдущем очерках мы с вами бегло рассмотрели некоторые влиятельные в современной библеистике гипотезы о происхождении и значении тетраграммы. О них надо сказать, прежде всего, что их научная респектабельность не отменяет главного их недостатка – гипотетичности. После разбора различных библиологических построений я всегда предпочитаю вернуться к незыблемой основе всех таких гипотез и теорий – к самому библейскому тексту. Но и в любом случае наш обзор не может быть полон без обсуждения главного места, где, по единодушному признанию и традиции, и науки, Писание ясно говорит об откровении Имени Моисею – Исх. 3:13-15. В следующих очерках мы сосредоточимся на этом, а затем и на некоторых других, связанных с ним фрагментах в Ветхом и Новом Заветах.

 Продолжение следует

1  См. И. М. Дьяконов, «Введение. Афразийские языки». В кн.: Языки Азии и Африки. IV. Афразийские языки. Кн. 1. Семитские языки, М., 1991; А. Десницкий, «Современные взгляды на систему глагольных “времен” библейского иврита», в кн.: Библия: литературные и лингвистические исследования. М., 1998. Хороший обзор также: Алексей Прокопенко, Синтаксис древнееврейского языка, 2010, http://www.propovedi.ru

2 Самое раннее упоминание идеи, что имя YHWH спрягается по лицам, я нашел, как это ни странно, у Жана Астрюка, пионера библейской критики, в его книге «Предположения о первоначальных источниках…», прим. II. См.: Происхождение Библии, М., 1964, с. 151.

3 З. Крупицкий, «Имена Божии» в Еврейской энциклопедии (репр. «Терра», 1991), т. 8, кол. 130-131. Надо заметить, что глаголы hаyаh, «быть», и khаyаh, «жить», структурно идентичны во всех формах, отличаясь только первой буквой. Мне неизвестно, чтобы сходство и различие между семантикой этих глаголов и, соответственно, возможное значение тетраграммы как «Жив», «Живой», «Живущий» стало предметом пристального внимания; если это действительно так, эта тема еще ждет своего будущего исследователя.

4 D. N. Freedman, «YHWH», TDOT, v. III, pp. 513-515.

5 W. H. Brownlee, «The ineffable Name of God», BASOR 226, 1977.

6 Перевод К. Б. Старковой в: Тексты Кумрана, СПб, 1996.

7 См. G. H. Parke-Taylor, Yahweh: The Divine Name in the Bible, 1975, p. 60-62.

8 Э. Шрадер, 1871; H. Holzinger, 1893; Р. де Во, 1978.

9 Р. Сменд-старший, 1883; Ю. Велльхаузен, 1897; T. J. Meek, 1960.

10 H. Torczyner, 1922.

11 W. R. W. Gardner, 1908; G. A. Barton, 1934.

12 S. D. Goitein, 1956.

13 R. A. Bowman, 1944; A. Murtonen, 1952.

14 «Лунный», N. Walker, 1958.

15 «Семя жизни», J. M. Allegro, 1970.

16 «Доблестный», F. Delitzsch, 1921.

17 «Бог», J. Lewy, 1938.

18 *Dyau-s, откуда Зевс, Юпитер и Йах, E. Littmann, 1936.

19 M. Buber u. F. Rosenzweig, Die Schrift…, 1935. К этому склонялись также H. Tur-Sinai, 1930; K. G. Kuhn, 1935; A. Schleiff, 1936; B. D. Eerdmans, 1948, E. Auerbach, 1953 (по: B. Y. Beitzel, «Exodus 3:14 and the Divine Name: a Case of Biblical Paronomasia», Trinity Journal 1 NS, 1980, p. 12, n. 28).

20 Русск. перев.: СПб., 2008, к сожалению, без приложений.

21 S. Mowinckel, “The Name of the God of Moses”, HUCA XXXII, 1961, p. 132.

22 E. C. B. MacLaurin, «YHWH: The Origin of the Tetragrammaton», VT XII, 1962.

23 Parke-Taylor, p. 48, n. 13.

24 H. Ringgren, «hu, ’anī, ’anokhī», TDOT, v. III, p. 344, n. 16.

25 Перевод К. Б. Старковой в: Тексты Кумрана, СПб, 1996.

26 О вышеупомянутых теориях см. D. N. Freedman, M. P. O'Connor, «YHWH», TDOT, v. III, p. 516-517; G. H. Parke-Taylor, pp. 48-50; G. Quell, «Kyrios», TDNT, v. III, p. 1069. Краткий обзор всей темы по-русски: «Тетраграмматон (Экскурс)» в: И. Р. Тантлевский, Введение в Пятикнижие, М., 2000.

Юрий Вестель

www.religion.in.ua


Количество просмотров 2787
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Возврат к списку

Комментарии ВКонтакте


Комментарии Facebook


Система Orphus

 

Разработка сайта – WebRassvet
Rambler's Top100 COPYRIGHTS 2009-2015 Все права защищены При частичной или полной перепечатке материалов
портала, ссылка на word4you.ru обязательна