Слово для тебя
Поиск по сайту:
 

"Грехи как грецкие орехи – скорлупу расколешь, а зерно выковырить трудно." - Амвросий Оптинский

Старицы в сельских баптистских общинах в послевоенном СССР – кто они?

В послевоенные годы в СССР женщинам пришлось взвалить на себя многие мужские обязанности. В некоторых случаях это произошло и в сфере религиозной жизни. В докладе «Старицы в сельских общинах евангельских христиан-баптистов (ЕХБ) в послевоенном СССР» кандидат исторических наук Надежда Белякова (Институт всеобщей истории РАН) показала, что в 1940-60-е гг. женщины в этих общинах составляли большинство, и именно они своей настойчивостью в возобновлении богослужений, поиске помещений под молитвы, проповедью среди односельчан, сбором документов для регистрации общин способствовали появлению множества евангельских общин в легальном пространстве послевоенного СССР. О том, как это происходило, какую реакцию встречало со стороны властей, как повлияло на формирование следующего поколения актива евангельских общин, историк рассказала 11 ноября на кафедре философии и религиоведения Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета в рамках семинара «Проблема святости в локальных деревенских сообществах».

Предметом исследования Н. Беляковой стало женское духовное лидерство в городке Рассказово, одном из районных центров Тамбовской области, где на протяжении нескольких десятилетий после окончания Великой отечественной войны общиной ЕХБ руководили две женщины – Антонина Терехова и Анна Желтова. Эта община была зарегистрирована, что и для других общин стало возможным в короткий период – с появления в 1944 г. официального центра - Всесоюзного совета евангельских христиан-баптистов до 1947 г., когда в СССР прекратили регистрировать религиозные объединения. Поэтому, помимо устных источников, зафиксированных в ходе полевых исследований разных лет, об общине в Рассказово и ее лидерах-женщинах сохранились документы в архиве местного Уполномоченного Совета по делам религиозных культов. Чиновники были озадачены тем, что «служителями культа» у баптистов стали женщины, и запрашивали вышестоящие инстанции о возможности регистрации Тереховой в качестве пресвитера (в официальной переписке, которая велась под грифом «секретно», ее называют иногда «диакониса»).

Историк познакомила участников семинара с героинями своего доклада – «старицами», как принято было в евангельской среде называть всех женщин старшего возраста. Антонина Терехова была вдовой служителя церкви ЕХБ в Рассказово, который в 1937 г. был приговорен к 10 годам лишения свободы и погиб в лагерях. У нее было двое взрослых детей: дочь-учительница и сын, как подчеркивалось в документах, член КПСС, и внуки. Анна Желтова, преемница и сослужительница Тереховой, происходила из молокан, приняла крещение в баптистской общине, как и ее муж, была многодетной матерью. Источники свидетельствуют о том, что обе они «отличались личным благочестием, проповедовали на молитвенных собраниях и вообще любили рассуждать на библейские темы». Этому не мешало отсутствие образования: Желтова, например, окончила всего три класса, но выписывала журнал «Наука и религия» и «баптистский журнал» из Москвы. Опрошенные историками современники Тереховой вспоминали ее как «великолепного лидера и сильную личность», имевшую особый проповеднический дар.

Пресвитер Терехова не только проповедовала – она совершала чин хлебопреломления и причащала единоверцев, в подавляющем большинстве – женщин. Это зафиксировали члены знаменитой экспедиции А.И. Клибанова, которые побывали в Рассказово в 1959-м г. Женщина руководит богослужебной жизнью в общине – эта практика была и до этого года предметом обсуждения между государственными инстанциями. Большое беспокойство проявляли по этому поводу представители Совета по делам религиозных культов: с одной стороны, женщине совершать «религиозные обряды», по их мнению, не положено; с другой стороны, если допустить приезд в Рассказово пресвитера-мужчины из Тамбова или Воронежа, это может стимулировать религиозную жизнь в местной общине, способствовать налаживанию регулярных каналов коммуникаций между верующими. Последнее, разумеется, не входило в планы местных властей. Судя по документам, Уполномоченный стремился снять рассказовскую общину с регистрации «как затухающую»: он рапортовал начальству о снижении активности общины, о «неэффективном» женском руководстве (дескать, Терехова больше занята внучатами и хозяйством, чем собраниями верующих). Но Н. Белякова предполагает, что чиновник «старательно утрировал нестабильность богослужебной жизни общины».

Изучив феномен диаконисского служения женщин в общинах ЕХБ, исследовательница отмечает, что женщины активно участвовали в жизни баптистских общин в 20-е гг. Тогда же некоторые женщины заканчивали богословские курсы, активно проповедовали, инициировали обсуждение роли женщин-баптисток в семейной и церковной жизни. Но после Постановления ВЦИК и СНК «О религиозных объединениях» 1929 г., где был зафиксирован запрет на женскую и молодежную активность верующих, а затем в условиях массовых репрессий в отношении общин верующих в 30-е гг. богословское обсуждение стало невозможно. Однако женщины продолжали играть активную роль и при оформлении ВСЕХБ (например, 8 женщин из 45 делегатов приняли участие в организационном съезде 1944 г.). А в обнаруженной в архиве РС ЕХБ записке «О служении женщин-сестер», написанной старшим пресвитером ЕХБ по Орловской области позднее, уже в 1972 г., содержится описания распространенности женского руководства общинами, особенно в сельской местности, и предложение узаконить допущение женщин до пресвитерского служения в масштабе всего Советского Союза.

Что касается рассказовской общины, то ряд документов позволил Н. Беляковой утверждать, что руководящий статус «старицы» Тереховой в общине не вызывал возражения и у руководителей евангельско-баптистской структуры, что она «чувствовала себя полноценным руководителем сообщества», и в этом качестве выполняла даже «политические функции»: например, подписала от всей общины телеграмму в облисполком по случаю смерти Сталина. По всей вероятности, Терехова готова была и крестить молодых людей, желающих стать членами баптистских общин, которых отказывались крестить в крупных городских общинах, где власти энергичней боролись с распространением религиозности в среде молодежи.

Такая «волевая, настойчивая фанатичка», как характеризует ее чиновничья переписка, портила отчеты по развитию атеистической работы. Родственников Тереховой «прорабатывали» в горкоме КПСС, горисполкоме, искали повод сместить ее с поста пресвитера. И повод нашелся в разгар хрущевской антирелигиозной кампании: затеянный ею ремонт дома для молитвенных собраний, с привлечением членов общины, был расценен властями как «дело, не свойственное религиозной организации». Однако несмотря на то, что Терехову сняли с регистрации, прекратить официальное существование общины ЕХБ в Рассказово не удалось – эстафету в официальном руководстве общиной приняла Анна Желтова, которая тоже оставалась под пристальным вниманием и давлением КГБ и уполномоченного.

Обобщая изученный материал, историк отметила, что доминирование женщин оставалось характерной чертой сельских баптистских общин до 1970-х гг., далеко не всегда они выполняли роль пресвитеров, иногда в эти группы приезжали из более крупных общин рукоположенные мужчины.

При анализе феномена женского духовного лидерства в послевоенном СССР исследовательница предложила отказаться от категорий «гендера» и «власти», определяющих иерархические отношения в сообществах, и сосредоточиться на том, что означало открыто заявлять о своей лидерской позиции в «сектантском» сообществе: это подводило такого человека под непрекращающееся давление местных властей и под прямую угрозу быть репрессированным. «Занимавшие предстоятельские должности в общине не воспринимали свой статус как почетный, обладающий властью и значимостью, а как крестный путь страданий, лишений и жертвы», - отметила докладчица. По ее словам, героини доклада имели достаточно маргинальный статус в глазах властей поселка, однако и в этом случае «совмещение традиционных женских ролей – заботы о детях и содержания дома с организацией богослужебной жизни общины давалось женщинам нелегко из-за постоянного давления внешней среды, усилившегося в ходе разворачивания хрущевской антирелигиозной кампании».

Ценность опыта такого жертвенного служения стариц Рассказовской общины заключается в том, что именно они помогли состояться следующему поколению актива евангельских христиан-баптистов (уже мужчин), составивших ядро или возглавивших в 1970-е гг. как зарегистрированную общину в областном центре - Тамбове, так и незарегистрированную группу ЕХБ, резюмировала Н. Белякова.

Источник: www.blagovest-info.ru


Количество просмотров 612
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Возврат к списку

Комментарии ВКонтакте


Комментарии Facebook


Система Orphus

 

Разработка сайта – WebRassvet
Rambler's Top100 COPYRIGHTS 2009-2019 Все права защищены При частичной или полной перепечатке материалов
портала, ссылка на word4you.ru обязательна