Слово для тебя
Поиск по сайту:
 

"Дети - не случайное приобретение, мы отвечаем за их спасение." - Иоанн Златоуст

Адвокат Анатолий Пчелинцев. Это сладкое слово «свобода совести»

Вышел очередной номер журнала «Религия и право» за 2019 год, который посвящен положению религиозных меньшинств в современной России. В журнале, в частности, содержатся статьи известных ученых Романа Лункина и Сергея Иваненко, адвокатов Галины Крыловой и Антона Омельченко, интервью, рецензии и Заключение государственной религиоведческой экспертизы. Журнал открывает передовая статья главного редактора Анатолия Пчелинцева, которую мы приводим полностью.

Как адвоката и главного редактора меня давно интересует ситуация вокруг религиозных меньшинств, в частности Свидетелей Иеговы, которые постановлением Верховного Суда РФ сегодня запрещены в России, и о дискриминации которых много говорят в стране и во всем мире. Вот и недавнее решение Рабочей группы по произвольным задержаниям Совета по правам человека ООН по делу Дмитрия Михайлова из Шуи Ивановской области, в очередной раз заставило задуматься над этой темой. В самом деле, Свидетели Иеговы как часть общемирового христианства признаются и беспрепятственно действуют в большинстве стран мира и запрещены только в некоторых странах с тоталитарным режимом, например, в Северной Корее и в исламских государствах, где практически отсутствует свобода религии. Или статьи Конституции, свидетельствующие о том, что Российская Федерация является демократическим правовым государством, в котором каждому гарантируется свобода совести и вероисповедания, пустая декларация? По факту получается, что мы недалеко ушли от Северной Кореи. Не случайно глава государства В.В. Путин на заседании Совета по правам человека при Президенте России 11 декабря 2018 года на вопрос о преследованиях верующих данной конфессии был немало удивлен этому: «Свидетели Иеговы тоже христиане, за что их преследовать, я тоже не очень понимаю». Далее он заявил: «Мы должны одинаково относиться к представителям всех религий - это правда, но все-таки учитывать страну и общество, в котором мы живем, тоже нужно. Правда, это совсем не значит, что мы представителей религиозных сообществ должны зачислять в какие-то там деструктивные, даже не то что в террористические организации. Конечно, это чушь полная, надо внимательно с этим разобраться (с решением о запрете Свидетелей Иеговы - авт.), здесь я с Вами согласен».

Впервые узнал подробности о Свидетелях Иеговы далеким летом 1986 года. Я готовился к защите диссертации и по вечерам я работал в читальном зале библиотеки. Посетителей в зале практически не было, и мне никто не мешал. Однажды я случайно познакомился с читателем, который набрав гору книг по атеизму, что-то старательно выписывал из них. Мы разговорились и познакомились. Моим новым знакомым оказался кандидат философских наук Василий Васильевич Коник. Он писал очередную книгу и часто захаживал в библиотеку, поскольку, как и я жил в этом районе. Узнав, что я военный юрист, да к тому же интересуюсь религией, немного рассказал о себе. На тот момент Василий Васильевич, будучи отставным офицером, преподавал в Высшей школе КГБ. Он был человеком пишущим и востребованным, и это осложняло отношения с начальником кафедры. Только что в издательстве «Молодая гвардия» вышла его очередная книга «Свобода совести и ее лжезащитники», а до этого выходили книги о Свидетелях Иеговы. Такая активность, со слов Василия Васильевича, вызывала зависть руководства кафедры, вследствие чего он замечал по отношению к себе различные необоснованные придирки и притеснения. Поэтому Василий Васильевич подумывал о том, чтобы уволиться и заняться исключительно писательской и публицистической деятельностью. Я спросил автора: «А в чем опасность этой конфессии?». Ответ сводился к тому, что, как и все религии, Свидетели Иеговы не хуже и не лучше, просто они очень активны и хорошо конспирируются.

- Возможно это так, но в чем, все же, их опасность? - не унимался я.

- А в том, что религиозная пропаганда согласно статье 52 Конституции СССР запрещена, а они хорошие пропагандисты и заманивают в свою паутину молодежь, которая таким образом отвлекается от активного строительства нового общества.

Меня такая риторика не убедила, и я решил почитать книги Василия Васильевича, а когда прочитал, то понял, что это типичный набор пропагандистских антирелигиозных штампов, впрочем, как почти вся атеистическая литература тех лет.

Больше я В.В. Коника не встречал и не знаю, здравствует ли он сегодня, ведь и тогда он был уже не молод, жаловался на здоровье. Я всегда искренне сочувствовал таким людям, которые, будучи умными и образованными, лучшие годы жизни потратили на борьбу с ветряными мельницами. Неважно, на какой религии они специализировались, и какую конфессию критиковали. Специализация Василия Васильевича была - Свидетели Иеговы.

В следующий раз я услышал о Свидетелях Иеговы в конце 1989 года. Меня пригласили в качестве эксперта в Верховный Совет СССР для написания закона об альтернативной гражданской службе, и тут я обнаружил огромную почту со всего мира в их защиту, главным образом от всемирной правозащитной организации Amnesty International. Дело в том, что молодых юношей из этой среды в Советском Союзе преследовали и судили за пацифизм и отказ брать в руки оружие. Эти письма отписывались заместителю председателя Комитета по молодежной политике В.М. Минину, а он уже передавал их мне для учета в работе над законопроектом. Откровенно говоря, я не знал, что с ними делать, их было так много, при этом текст у них был почти идентичный. Однако это обстоятельство реально подстегивало к скорейшему написанию закона.

И уже совсем близко я пересекся с данной религиозной организацией в 1999 году. Будучи членом созданного тогда Экспертного Совета для проведения государственной религиоведческой экспертизы при Министерстве юстиции России, по поручению Совета я посещал собрания Свидетелей Иеговы, чтобы методом включенного наблюдения исследовать вероучение и практику данной религии. Помимо меня этим занимались еще несколько известных и авторитетных ученых в нашей стране. Экспертный Совет не нашел в вероучении и практике Свидетелей Иеговы каких-либо нарушений закона и тем более признаков экстремизма, что и было отражено в специальном Заключении, которое мы публикуем в данном номере. Таким образом, религиозная организация Свидетелей Иеговы прошла государственную перерегистрацию в Министерстве юстиции России. Кстати, данное Заключение Экспертного совета никто не отменял, в нем изложены концептуальные подходы и оценки государства в отношении деятельности организации Свидетелей Иеговы, которые и по сей день остаются актуальными и основополагающими.

Последующие события с трудом вписываются в понятие здравого смысла. В Интернете можно обнаружить видеозаписи, снятые камерами видеонаблюдения, как в залах царств незнакомые мужчины негласно подбрасывают литературу, признанную судом экстремистской. Кстати, некоторые из фальсификаторов известны и служат в правоохранительной системе до сих пор. После таких «спецопераций» инициировались судебные процессы по ликвидации местных общин и отъеме принадлежащего им имущества в пользу государства. Далее мы узнаем о многочисленных судебных процессах по признанию литературы Свидетелей Иеговы экстремистской на том основании, что в ней они называют свою религию истинной. Это позволяет при отсутствии каких-либо фактов насилия, призывов к насилию или его оправданию, квалифицировать подобные утверждения как «вражду по отношению к социальной или религиозной группе». Хотя как мы понимаем, с точки зрения верующих, именно та религия, которую они исповедуют - истинная. Финалом кампании явилось то, что 20 апреля 2017 года Верховный Суд России признал религиозную организацию Свидетелей Иеговы экстремистской и запретил ее деятельность.

На этом история преследований не заканчивается. Из уст самих верующих предоставивших убедительные доказательства, мы также узнаем о позорных фактах пыток верующих следователями следственного комитета в г Сургуте. После огласки этих фактов порядочные офицеры должны были бы как минимум извиниться, а наиболее совестливые из них подать в отставку. Однако, как у нас в таких случаях водится, дело замяли (по крайней мере, на данном этапе), дабы сохранить честь белоснежного и непогрешимого мундира.

В результате небывалой по масштабам кампании против Свидетелей Иеговы последние стали эмигрировать из России. Это в то время, когда по оценкам некоторых социологов, Россия прошла точку невозврата и в будущем ей грозит демографическая катастрофа со всеми вытекающими последствиями. Впервые с начала 90-х г.г. прошлого столетия вслед за Свидетелями Иеговы о готовности эмигрировать из России заговорили представители других религиозных меньшинств, которые ожидают начала аналогичных по масштабу гонений на них. Например, в начале 2019 года Московская богословская семинария евангельских христиан-баптистов была по суду лишена лицензии на образовательную деятельность, а в ряде регионов местные общины баптистов подверглись беспрецедентным по жестокости гонениям. Эти преследования и дискриминация, носящая скрытый и затяжной характер в виде отказов в регистрации, запретов на строительство культовых зданий и их снос, притеснений на работе, выписки штрафов по любым малейшим поводам и т.п., на протяжении последних 20 лет никогда и не прекращались в отношении всех евангельских церквей. По сути, в стране создана бесправная модель государственно- религиозных отношений, когда одним все, а другим ничего. Возьмите ту же программу строительства 200 православных храмов в Москве в пределах шаговой доступности. Существующие храмы и без того стоят полупустые, а московские чиновники строят новые, видимо, таким образом, за деньги налогоплательщиков хотят получить отпущение грехов, а попутно и деньжат намыть. А чем отличаются выстроенные часовни и молитвенные комнаты в федеральных министерствах и ведомствах, включая Генеральную прокуратуру, Министерство обороны, Министерство внутренних дел, Московский городской суд и т.д. Если власти сплошь и рядом принимают решение о штрафе и даже сносе жилых домов, в которых якобы в нарушение целевого использования земли проводятся богослужения, то по логике действия такого же масштаба необходимо применить и к этим государственным учреждениям. Закон то один для всех. Так мы и до абсурда дойдем. При таких обстоятельствах как-то даже неудобно напоминать о конституционных гарантиях свободы совести и о нормах международного права, включая Декларацию о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии и убеждений (провозглашена Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 25 ноября 1981 года).

Закономерен вопрос: «Ради чего эти гонения, неужели история нас так ничему и не научила?». Я уже не раз публично говорил, что любые попытки установить монополию на мировоззрение обрекают государства на неминуемый крах с колоссальными социальными и экономическими потрясениями. Так было в Российской Империи, когда запоздалые меры в виде Высочайших указов о веротерпимости и даровании свободы совести в 1905-1907 гг. уже не смогли спасти государство. Империя рухнула. Так было и в Советском Союзе, когда насаждаемое коммунистическое мировоззрение как единственно правильное и верное было разрушено в одночасье, а вслед не стало и огромной сверхдержавы. Иногда меня посещают конспирологические мысли, что может сейчас это делается намеренно и с той же целью? Исподволь раскачать лодку, а там будь что будет. Не случайно же у нас в середине 90-х гг. зародилось, точнее, было завезено из США антикультовое движение, сеющее религиозную рознь и крайнюю нетерпимость в обществе. Вот бы где озаботиться нашим правоохранителям.

Я уверен, что верующие Свидетели Иеговы, которые сегодня находятся в местах лишения свободы и томятся в следственных изоляторах, рано или поздно будут в очередной раз реабилитированы как жертвы необоснованных репрессий, что уже случилось в начале 90-х гг. прошлого столетия. Свидетели Иеговы, и этого нельзя забывать, были реабилитированы по Федеральному закону от 18 октября 1991 ода «О реабилитации жертв политических репрессий» и Указу Президента РФ от 14 марта 1996 года «О мерах по реабилитации священнослужителей и верующих, ставших жертвами необоснованных репрессий». Этими нормативными актами был осужден «многолетний террор, развязанный большевистским партийно-советским режимом в отношении священнослужителей и верующих всех конфессий». Государство признало необходимым «осуществить реабилитацию граждан России, которые были необоснованно обвинены в политических, государственных и уголовных преступлениях, лишались свободы, подвергались иным лишениям и ограничениям прав в связи с их религиозной деятельностью и убеждениями».

За что они были репрессированы? Перечислю обвинения следственных органов того времени: чтение и распространение Библии и религиозных журналов; проведение религиозных собраний и участие в них; религиозное обучение и воспитание единоверцев; посягательство на личность и права граждан под видом исполнения религиозных обрядов и церемоний; пропаганда религиозного превосходства; отказ от участия в государственных и общественных праздниках; отказ от службы в армии и переливания крови и т.п. Если посмотреть нынешние уголовные дела, то мы с изумлением обнаружим, что эти же действия почти под кальку инкриминируются членам религиозной организации Свидетелей Иеговы как противоправные и в наши дни. То есть мы имеем место с очередной кампанией криминализации религиозного меньшинства. Как и тогда, цена подобных репрессий очень дорогая: поломанные судьбы и жизни тысяч людей, неверие граждан в справедливость и права человека в нашей стране, потеря на международной арене своего лица и имиджа правового, светского и демократического государства. По сути, мы наблюдаем реанимацию худших традиций советской власти по отношению к отдельным религиям. При этом происходит опасное привыкание общества к чужой боли и страданиям, мы становимся равнодушными и безразличными к тому, что происходит с верующими, которые не исповедуют православие.

Вот и получается, что такое желанное и сладкое слово «свобода совести» в нашей стране имеет традиционно горький привкус. А ведь без гарантированной свободы совести ни одно государство не может быть стабильным и процветающим, примеров тому, помимо уже названной царской России и Советского Союза, в истории множество. Поэтому любые попытки сделать ставку на силовое решение вопроса в отношении представителей религиозных меньшинств, абсолютно бесперспективны. Здесь нужна не демонстрация силы, а государственная мудрость и способность найти золотую середину уважительного сосуществования людей разных религиозных мировоззрений. Увы, пока у нас в стране этого не получается, и при сохранении нынешнего курса в сфере государственно-религиозных отношений, есть все основания полагать, что ситуация будет только ухудшаться. Об этом нельзя молчать, проблемы необходимо публично проговаривать, нужны дискуссии на тему религиозной свободы.

В этом номере мы предоставили слово авторитетным религиоведам и специалистам в сфере государственно-религиозных отношений - ученым и практикам. Мы, также, обратились к самим верующим. На основе научного знания и личного опыта авторы на примере Свидетелей Иеговы делятся своим восприятием ситуации, которая сложилась в России в обозначенной сфере, высказывают пожелания по гарантированию свободы совести и вероисповедания в нашей стране.

Колонка редактора
Религия и право (№1-2019)


Количество просмотров 274
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Возврат к списку

Комментарии ВКонтакте


Комментарии Facebook


Система Orphus

 

Разработка сайта – WebRassvet
Rambler's Top100 COPYRIGHTS 2009-2019 Все права защищены При частичной или полной перепечатке материалов
портала, ссылка на word4you.ru обязательна