Слово для тебя
Поиск по сайту:
 

«Тает богатство, что быстро нажито, а копящий мало-помалу накопит много» (Притчи 13:11)

Самая трудная часть материнства

Никто не предупредил меня. Никто не сказал мне, что после того, как я приучу малышей спать всю ночь; после того, как я помогу им найти пути добра и покажу ценность усердного труда; после того, как открою им радость чтения и удовольствия от познания живой природы; после того, как твердо решу всецело отдавать себя для блага их душ – никто не сказал мне, что самая тяжелая часть материнства все еще впереди: когда дети оставят родительский дом.

Самая трудная часть материнства для меня – когда дети покидают родительское гнездышко. Дело не в том, что я об этом никогда не думала и никогда этого не хотела. Какая мать не мечтает о ночах, когда может выспаться, и о днях, когда на ней уже не будет лежать ответственность за то, чтобы ее чада жили в безопасности и счастье? Кто не ждет тех дней, когда уже не нужно будет нанимать няню, когда можно будет готовить лишь для двоих, обстирывать лишь двоих, и беседовать обо всем с мужем без мер предосторожности, чтобы эти разговоры не подслушали малыши?

Мы с Реем серьезно и от всей души посвятили себя воспитанию наших четверых детей с надеждой, что однажды они начнут самостоятельную жизнь, и мы сможем служить нашему Царю беспрепятственно, различными способами. В дни наибольших материнских забот я – признаюсь честно – ждала этого спокойного периода жизни. Когда для наших детей пришло время поступать в колледж или вступать в брак, они с готовностью делали шаг в свое “самостоятельное будущее”. Мы, слава Богу, подготовили их к этому. Проблема была в другом: я не подготовила себя!

Я не подготовила себя к отсутствию этих таких дорогих мне лиц за обеденным столом, к отсутствию этого привычного проявления любви и заботы друг о друге в течение дня – к тому, что уже не читаем с нашими детьми Библию и не проводим совместные молитвы. Когда мы делали необходимые покупки и паковали вещи, собирая в колледж каждое наше оперившееся чадо, я думала: “Нет. Не может быть, что тебе уже 18! Ведь совсем недавно, кажется, мы привезли тебя из роддома!” И затем меня одолевало беспокойство: “Все ли я сделала? Все ли сказала? Правильно ли себя вела?” Я очень переживала о них. И о себе.

Эти беспокойства побуждали меня держаться поближе к детям – кто еще будет их направлять, исправлять, поддерживать?

Поэтому я начала проповедовать себе то, что бесчисленное количество раз проповедовала своим детям: “Твоя душа может найти истинное успокоение только в Боге. Главное твое счастье ни в вещах, ни в людях, ни в каких-либо достижениях”. Часто я открывала Пс. 61:2-3: “Только в Боге успокаивается душа моя: от Него спасение мое. Только Он - твердыня моя, спасение мое, убежище мое: не поколеблюсь более”.

Это несправедливо – давать своим детям в сердце больше места, чем Иисусу Христу. Также, чрезмерная забота о детях – слишком большое бремя для них. Поэтому я должна была учиться быть больше привязанной к Иисусу и давать детям свободу.

Когда время дисциплины завершается, пусть больше возрастает посвященность

Как и в жизни большинства других мам, мои дни были наполнены родительским воспитанием детей, их дисциплинированием. Я добивалась, чтобы дети слушались меня с первого раза, чтобы потом, когда они вырастут, они могли слушаться Бога сразу и без споров. Я учила их заправлять кровать и прибирать свою комнату, чтобы в будущем они могли держать свой дом в чистоте. Я хотела, чтобы их питание было здоровым, а игры – полезными, потому что их тела созданы, чтобы быть храмом Святого Духа. Я помогала им понимать свою сексуальность, чтобы они знали, какой счастливый брак ждет их в предстоящие годы.

Но теперь время дисциплинирования детей окончилось. Теперь я никогда не буду их воспитывать. Поэтому наступил новый период – глубокого посвящения. Я теперь взяла новую роль – роль главного в их жизни человека, который ободряет их и поощряет. Я должна была сделать шаг в сторону и позволить им самим принимать важнейшие решения в жизни без моего материнского вмешательства. Глубокая привязанность означает, что я даю им свободу, вместо того чтобы в чем-то их упрекать, ворчать и навязывать свои предпочтения.

У меня тоже когда-то была свобода выбирать – колледж, карьеру, мужа. Зачем лишать их этой привилегии иметь свободу выбора, ради которой мы и воспитывали их с ранних лет? Теперь – их время принимать решения, и это означает, что я должна чаще укрощать свой язык.

Когда мои дети были младше, мой способ воспитания был таким: показываю и объясняю. Я что-то демонстрировала им и затем объясняла, почему и как мы будем это делать. Теперь, когда они уже взрослые, я просто показываю им пример – так кротко, как могу. Я пытаюсь моделировать для них – пусть несовершенно, но пытаюсь, – какими родителями в глазах Бога они должны быть для наших внучат.

Это не значит, что я вообще не обсуждаю ситуации, людей и решения в жизни своих детей. Это лишь означает, что в первую очередь говорю об этом Богу (или только Ему), а не своим детям. В своем молитвенном дневнике у меня есть страничка для каждого члена нашей семьи, где записаны их нужды, наболевшие проблемы и библейские стихи, о которых я слезно прошу у Бога, чтобы они действовали в их жизни. В молитвах я приношу Богу свои страхи и беспокойства о них. Разве Бог не может отечески направлять их лучше, чем любой земной родитель? Его совет всегда совершен.

Теперь нам с Реем уже под семьдесят. Скоро завершится наш жизненный путь. Мы молимся, чтобы Бог помог нашим детям “наблюдать за путями своими, чтобы ходить пред Богом в истине от всего сердца своего и от всей души своей” (3 Цар. 2:4). Мы дали им свободу, чтобы они могли самостоятельно свершать дело Христово в своем поколении, и надеемся, что ни в чем “не давили” на них, не навязывали своих мыслей и взглядов. Теперь они могут искать Божьей воли лично – что изучать, с кем строить свою семью, где жить, как тратить деньги, как проводить свои выходные и на что направлять свою энергию. Это означает, что мы говорим меньше, а молимся больше.

«Гнездышко пусто», но жизнь полна смысла

Хотя наше “гнездышко” пусто сейчас, моя жизнь, в действительности, богаче. Обязанностей по дому стало меньше, что дало мне возможность больше заниматься нашей домашней церковью – особенно в детском служении. Намного свободнее стало встречаться с молодыми женщинами и посредством бесед и личной заботы учить их быть ближе к Иисусу, любить своих мужей и детей. Теперь у меня больше времени для служения Богу и вне церковных стен, во время поездок. Ту энергию, которую я тратила на своих детей, теперь я использую вне дома для славы Христа.

К нам часто приходят дети с нашими внуками. Вместе мы проводим чудесное время! Мы вместе едим, играем, читаем и молимся – нет ничего лучше таких встреч! Когда их нет, я отправляю им открытки, подарки, беседую по телефону и сама посещаю их, поддерживая с ними связь. Мы хотим и дальше влиять на новые поколения, чтобы их надежда была в Боге (Пс. 77:6-7).

Да, жизнь без детей стала наиболее тяжелым периодом материнства для меня – но и также самым славным. Таким оно может быть и для вас. Самое главное – видеть, что твои дети любят Господа, нашли себе благочестивых спутников жизни и живут в перспективе вечности. Рей и я можем вместе с Давидом восклицать Богу: “Кто я, Господи, Господи, и что такое дом мой, что Ты меня так возвеличил!” (2 Цар. 7:18)

Голос Истины по материалам Desiring God


Количество просмотров 100
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Возврат к списку

Комментарии ВКонтакте


Комментарии Facebook


Система Orphus

 

Разработка сайта – WebRassvet
Rambler's Top100 COPYRIGHTS 2009-2015 Все права защищены При частичной или полной перепечатке материалов
портала, ссылка на word4you.ru обязательна