Слово для тебя
Поиск по сайту:
 

С праздником Крещения Господня, Богоявления!

В. Убейволк: Смысловики и непоследовательные в поисках СМЫСЛА

Разговорился недавно с одним из моих бывших студентов (к слову сказать, весьма одаренный молодой человек) на тему «смысла в мире постмодернизма». Суть диспута свелась к тому, что похоже на то, что в мире ближайшего будущего поколение, воспитанное на «поиске смысла», либо уйдет в небытие (его мнение), либо маргинализируется (мое предположение). Когда мы говорили о «смысле», мы не имели ввиду тех, кто в каждом вздохе ищет связь с тайной мироздания и постоянно озабочен поиском смысла своей жизни. Нет. Мы говорили о смысле, как таковом, о смысле как умении мыслить категориями причинно-следственных связей, мыслить парадигмами, мыслить аналитически, что ли…

Его на такие размышления навело прочтение философских и религиозных книг, меня же – активное общение с молодым поколением, не имеющим никакого отношения к церкви.

Позволю себе продолжить наши размышления в форме эссе. Отдаю себе отчет, что не всем оно будет интересно, а из тех, кого оно может заинтересовать, наверняка появятся непримиримые оппоненты. Тем не менее, попробую приступить…

Во первых, налицо некая непримиримость форм мышления. Поколение тех, кому за… стремится мыслить последовательно. «Если сказал А, то говори и Б» - вот их девиз. За каждым умозаключением кроется определенная синтагма, система. У всего должен быть свой порядок. Отсутствие порядка свидетельствует о хаосе, хаос, в свою очередь, приводит к разрухе, развалу, уничтожению. Если прислушаться к их критикам, то они назвали бы это «шаблонным мышлением», мол, на каждый случай жизни есть свой готовый ответ. А если его нет, то создается вакуум, который стремится такой ответ сформулировать. Их сознание не приемлет пустоты. От ее наличия появляется паника, рассеянность мировосприятия, которое влечет за собой де- конструкцию по направлению к уже оформленным понятиям. Термин «шаблонное мышление» несет в себе негативный оттенок, и с этим оттенком я не соглашусь. Но, в то же время, желание сопоставить и соизмерить позиции между собой, все-таки присутствует. Ключевые глаголы при подобной форме мышления – систематизировать, классифицировать, упорядочить. Классическая логика Аристотеля – вот тот инструментарий, к которому чаще всего прибегают любители СМЫСЛА. Поколение же тех, кому до… даже не пытается увидеть эти смыслы, а уж тем более – создать из них систему. Это – люди момента, допускающие массу противоречий в своих рассуждениях и не видящих в этом ничего предосудительного, либо странного. «Если я сказал А – это еще ничего не значит» - так я мог бы описать их отношение к жизни. Их оппоненты ругают их за поверхностность мышления, с чем я также не соглашусь. Зачастую они мыслят даже глубже, чем смысловики, просто их сегодняшние умозаключения могут противоречить вчерашним, а завтра они могут утверждать то, что критиковали сегодня, а далее – возможен повтор. Их нельзя назвать глупыми. Непоследовательными… - наверное, можно. Наблюдая за ними, я сделал для себя следующее открытие – это люди, способные синтезировать без предварительного анализа. Мы привыкли, что любому синтезу предшествует анализ. Ведь, прежде, чем определить, что с чем «смешивать», надо понять составные части «ингредиентов». А у них это получается без этого предварительного шага… интуитивно?.... может быть… по наитию? … возможно… случайно?... может и так… НО – ПОЛУЧАЕТСЯ!

Итак, две системы, два мировоззрения, два образа мышления. Исходя из парадоксов непоследовательных, они вполне могут сосуществовать со смысловиками. Пока нельзя сказать того же в обратном порядке. Смысловики видят часть своей вины в убеждениях непоследовательных. Ведь, они – их «дети». Как и откуда они могли появиться со своими апориями, если их учителя – противники всякого рода софистики?!? Еще лет десять назад эта проблема выглядела лишь как проблема отцов и детей, юношеского максимализма, «молодо-зелено». Все надеялись, что молодежь пройдет свой кризис поиска идентичности, возьмется за ум, и встанет на рельсы «поиска смысла». А молодежь подросла. И сегодня многие из них – уже совсем не молодежь, а седовласые мужи и женщины, заявляющие на право своего места под солнцем. И таковых с каждым годом становится все больше. И именно по этой причине кризис нарастает.

Во вторых, надо понять и смириться с тем, что от этого уже никуда не деться. Это не означает, что необходимо согласиться с новой формой мышления, но это значит, что в этой реальности нам придется жить, стареть и умирать. Конечно, вполне возможно, что мир подарит нам совершенно новый подход к жизни в ближайшем же будущем, и непоследовательные будут смотреться также архаично как и смысловики. Все возможно. Но, пока это случится, мы вынуждены жить в том мире, в котором мы живем. Это – как борьба с глобализацией. Мы можем быть не согласны, мы можем восставать, инициировать пикеты и митинги, но это не значит, что мировая глобализованная экономика проснется завтра утром и скажет: «ух ты… как это я так не доглядела?!... надо же… а ну-ка разбежались все по национальным рынкам!!! А, ну-ка позабирали все свои акции из меж-континентальных корпораций и бирж… ах вы, мерзавцы-буржуины, переходим-ка все на натуральное хозяйство с понедельника». Почему же мы лелеем надежду, что поколение, сформированное в мире пост-всё, кинется с покаянной к нам, и вместе с таблицей умножения вызубрит формальную логику, займется анализом и будет высказываться только в том случае, когда мы их об этом попросим. Надо признать, что мир будущего – это ГЛОКАЛЬНЫЙ (глокал – производное от двух английских слов: local, что значит – локальный, местный и global – глобальный, всемирный) мир. Я бы сказал, что это уже – мир сегодняшний. Это – сегментированный, разрозненный и в то же время связанный между собой мир. Это мир – ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС и мир НЕЗНАЮКАКХОЧУ. Это мир почтения к прошлому, и практически полного отрицания пригодности прошлого опыта для будущего.

В третьих, мир смысловиков, на самом деле маргинализируется, перестает быть флагманом в деле формирования новых поколений. В новом мире парадигм становится все больше и больше, и именно поэтому они падают в цене. И по законам спроса и предложения – чем больше определенного товара на рынке, тем меньше его стоимость. Именно по этой причине экономисты говорят о поддержании рыночного равновесия, смысл которого заключается в том, чтобы поддерживать на рынке такое количество товара, которое бы не отразилось катастрофически на его цене. К счастью или к сожалению, на рынке идей рыночное равновесие поддержано не было. Предложение опередило спрос, и цена товара упала неимоверно низко. Это не значит, что СМЫСЛА нет. Я бы никогда не назвал непоследовательных бессмысленными. Никогда. У них смысл есть. Просто он не заключен в парадигме. Исключений больше, чем правил… а правила, тем не менее, остаются. Мышление шаблонами мигрирует от центра к окраине. Позволю себе сделать некоторые прогнозы – вскоре оно окажется за городской чертой. Тех, которые пытаются все систематизировать и иметь ответы на все случаи жизни, может и станет меньше количественно, но даже не в этом дело. А дело в том, что они перестают играть «первую скрипку» в нашем мировоззренческом оркестре. Их партия перестала быть слышна во всеобщей какофонии звуков.

И в заключении – какую роль все это играет в жизни церкви? Я упомянул в начале, что наблюдаю интенсивно за молодыми людьми, не имеющими отношение к церкви. Они готовы искать свой смысл в Боге, они хотят быть верующими, они искренно отзываются на призывы служить. Единственное, что они не могут вместить – это наличие готовых ответов внутри Церкви (или церквей). Интересно, что они готовы искать эти ответы вместе, возможно они придут к тем же самым результатам… они только хотят, чтобы это стало результатом ИХ поиска. Таких людей все больше вокруг нас. Я не буду здесь анализировать Бонхёффера и его безрелигиозное христианство, я лишь хочу обозначить некие параллели. Мы сталкиваемся с феноменом, когда люди открыты для Бога, верят в жертву Христа, молятся и читают Библию, следуют новозаветной этике, но не воспринимают церковные литургии ни в каких формах. При этом, они открыты для неформальных встреч в малых группах, чтений и бдений, служений и хождений. Стоит только заговорить о церкви, они блокируются. Для них церковь – это место, где все всё знают. А они таких боятся.

Мой вопрос/провокация звучит следующим образом – готовы ли служители церквей сегодня быть рядом с этими непоследовательными на их территории, не питая надежд привести их когда-нибудь в церковь? Это не значит, что церкви надо закрыть. Это лишь значит, что рядом с теми, кто готов дойти до церкви, выросло уже целое поколение, которое никогда в жизни не читало Бонхёффера, но он писал именно о них, пророчески предвидя грядущий мир безрелигиозных последователей Христа. Готовы ли мы сегодня отправлять миссионеров в соседние кафе, парки и клубы? Готовы ли мы применить такие миссионерские принципы как контекстуализация и индигенизация при работе с молодежью, выросшей в нашем дворе, но говорящей и мыслящей на «другом языке»? Получится ли у нас прекратить смотреть на них сверху вниз, как некогда конкистадоры смотрели на индейцев? Ведь зачастую смысловики на самом деле считают их недоумками и потерянными… Можем ли мы «стать плотью» ради них, точно также как мы готовы инкарнироваться в контекст Пакистана или Ирана?

Станем ли мы маргиналами, либо мы будем диктовать мэйн-стрим? Зависит от нашей готовности понять СМЫСЛ там, где мы его раньше не видели.


Владимир Убейволк, специально для христианского информационно-просветительского портала словодлятебя.рф

Блог автора: vubeivolc.blogspot.com

Количество просмотров 1706
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Возврат к списку

Комментарии ВКонтакте


Комментарии Facebook


Система Orphus

 

Разработка сайта – WebRassvet
Rambler's Top100 COPYRIGHTS 2009-2021 Все права защищены При частичной или полной перепечатке материалов
портала, ссылка на word4you.ru обязательна