Слово для тебя
Поиск по сайту:
 

"Чем больше любовь, тем больше страданий душе; чем горячее любовь, тем пламеннее молитва; чем совершеннее любовь, тем святее жизнь." - Силуан Афонский

Г. А. Сергиенко: Бог есть любовь!

Для многих моих сверстников из коммунистического прошлого знакомство с церковью евангельских христиан-баптистов начиналось с текста «Бог есть любовь». Этот текст, как правило, висел на самом видном месте и невольно предвосхищал вопрос человека, впервые вошедшего в молитвенный дом: «Какой Он Бог, о котором вы проповедуете? Где Он? Что Он из себя представляет?»

«Н
у, а как вам для начала концепция о том, что Бог есть любовь?» В принципе, в обществе, задыхавшемся от обилия лозунгов и недостатка любви, это заявление звучало свежо и интригующе.
 

Каждое сообщество, осознано или нет, избирает тот или иной лозунг или девиз, с помощью которого выражается, как теперь принято говорить в некоторых кругах, «миссионерское заявление», то есть центральная идея этого сообщества. Не знаю, возможно ли восстановить с точностью, кто и когда в московской церкви на (теперь уже бывшем) Маловузовском переулке, предложил написать текст из 1 Послания Иоанна («Бог есть любовь»), но этот текст, по-моему, стал центральным выражением богословия евангельских христиан-баптистов советского периода. Не припомню, чтобы в какой еще христианской конфессии где- либо в мире этот текст играл такую центральную роль. Почему?

М
не думается, что этот текст как нельзя лучше выражал сущность упования презренной, гонимой общины, людей, которые не могли противостоять натиску мощнейшей атеистической системы, людей, которые вынуждены были нести на себе стигмы отщепенцев и изуверов. В этом тексте - защитная реакция «малого стада», выражение сущности Бога, который любит Свое творение, прежде всего, человека, любит верующих и неверующих, любит всех!

В
ызывает сожаление не столько отсутствие этого текста в современных баптистских церквах, сколько тот факт, что само содержание его воспринимается как отражение наивного богословия отцов-основателей. «Бог есть любовь» - это весть для детей воскресной школы, которым еще рано знать о том, что, на самом деле, Бог любит далеко не всех.

С
воего рода «секретным приложением» к Благой вести становится весть о том, что, на самом деле, Бог ненавидит бoльшую часть человечества и предназначил ее к погибели! Не знаю, как вам, но мне как-то не очень уютно становится в общении с таким Богом.

П
арадоксально, но факт: годы тоталитарного прошлого делали христиан разных конфессий более терпимыми друг к другу и окружающим людям. Не будет преувеличением сказать, что чем беззащитнее была христианская община, тем более сострадательным и милосердным представлялся образ Всевышнего; чем влиятельнее и сильнее становится христианская община, тем более жестоким и непредсказуемым становится Создатель.

Е
сли что и роднит евангельское религиозное меньшинство в нашей стране с ранней христианской общиной, то это как раз фактор «малого стада». Божественная ирония заключается в том, что для достижения Своих целей Бог избирает, как может показаться, заведомо проигрышный сценарий, приглашая в свою команду хромых, слепых, ничего не значащих в этом мире.

У
дивительным образом через это немощное Бог «низвергает сильных с престолов и возносит смиренных»! Необходимо, однако, признать, что в историческом плане Церковь не смогла избежать искушения вкусить от запретного плода власти и силы, сама став институтом благословляющим и освящающим троны сильных.

К
сожалению уже в рамках новозаветного канона мы видим попытку подменить Божью стратегию победы через умаление и Крест стратегией победы по праву сильного. Образ кроткого (?!) царя, сидящего на осленке, явно диссонирует с образом царственной фигуры, восседающей на белом коне в окружении сонма небожителей. В книге Откровения предвкушается долгожданный реванш: наконец-то, Он придет рассчитаться со своими врагами. Это все равно, как если бы Иисус сошел с креста и прибег с помощи легионов ангелов!

В
опреки повелению Иисуса: «Между вами да не будет так!» (Мк. 10:43), ох, как нам всем хочется, чтоб у нас было «как у людей», чтобы Иисус в подражании сильным мира обагрил Свои руки кровью убиенных!

М
не представляется далеко не случайным тот факт, что спекулятивная эсхатология рождается и получает свое развитие именно в «общине сильных» (этим термином я позволю себе обозначить западное протестантское большинство). Именно в общине, которая преодолевает статус презренного меньшинства, создаются предпосылки для создания богословского дискурса с позиции силы. И в этом дискурсе, совершенно естественно, тема грядущего Армагеддона начинает играть центральную роль.

В
начале 90-х годов, будучи студентом Даллаской семинарии, я с особой остротой увидел прямую взаимосвязь между политикой и религией. На одном из христианских каналов седовласый старец заговорщическим голосом предвозвещал скорое наступление Армагеддона, в пламени которого погибнут миллионы неверных (но, конечно же, слава Богу, не американцев). Причем ареной апокалипсических действий и предводителем войск Антихриста должна была стать именно Россия.

Б
ыть может и не стоило обращать внимание на рассуждения одиозного старца, если бы сравнительно недавно я не услышал схожий сценарий из уст уважаемого пастора, основателя популярного движения «Часовня на Голгофе». Кстати, нужно ли тогда объяснять причину бегства евангельского сообщества из России?

П
раво сильного подводит нас к критической черте, переступив которую мы уже не можем воздержаться от искушения «ударить мечом». Как говорил один из моих профессоров в семинарии: «Когда ты держишь в одной руке Библию, а в другой - ядерный чемоданчик, очень трудно отделаться от мысли, что ты уполномочен Всевышним вершить судьбами народов».

А
и правда, почему бы силой оружия не свернуть безбожного диктатора, а потом не просветить сидящих во тьме светом Христова учения? Тем самым мы покажем, что наш Бог сильнее «ихнего». Самое опасное здесь в том, что и Бог воспринимается нами как действующий с позиции силы.

К
онечно, и сегодня евангельское христианство в России остается маргинальным явлением, но, заимствуя «богословие сильных», мы ввязываемся в чуждый евангельскому духу дискурс. Невольно следуя рассуждениям героя одиозного фильма 90-х годов, мы повторяем: «Сила - в правде!», наивно полагая, что теперь, в сравнении с нашими менее просвещенными предками, мы обладаем совершенным познанием истины.

Е
сли бы для обращения человека к Христу достаточно было силы убеждения и логики, или, не дай Бог, силы оружия, мир давно бы уже был христианским.

О
дним из первых уроков, который выучил сам Павел после встречи с Воскресшим, было осознание того, что сила христианина заключается в его немощи («когда я немощен, тогда я силен» - 2 Кор. 12:10). Сила наша - не в превосходстве знания, не в «убедительных словах человеческой мудрости», а в явлении Духа Христова! «Потому узнают все мои ученики, если будете иметь любовь между собою!» (Ин. 13:35).

Н
ельзя забывать о том, что прочтение и осмысление библейского текста происходит не в вакууме, а в конкретных социально-политических реалиях, в том числе под влиянием определенных богословских веяний. Об этом неплохо бы помнить, когда мы склоны принимать как «чисто библейское учение» чью-то политически ангажированную и проплаченную точку зрения.

О
днажды один профессиональный тренер, наблюдая за игрой нашей церковной команды, сказал: «Вы талантливые ребята, но я не взялся бы вас тренировать. Футбол - это удел сильных, а не джентльменов».

Д
ля меня его слова стали высшей похвалой наших ребят, которые выходили на поле побеждать, но побеждать не любой ценой! Кстати, игра в футбол – самый надежный критерий выяснения профпригодности служителя. Сыграйте с человеком в футбол и через пять минут, как на детекторе лжи, вы будете иметь ясное представление, кто есть кто.

К
огда мы в немощи мечтаем о том, чтобы быть сильными, мы часто и не подозреваем обо всех последствиях этого желания. Поистине, «не знаете, чего просите»!

Я
не знаю, почему Бог отвел евангельской семье в России роль «малого стада», почему среди нас «немного сильных, мудрых, благородных» (1 Кор. 1:26). Годы следования за Христом не убавляют количество вопросов, которые я хотел бы задать Создателю.

Е
ще, однако, не наступило «совершенное», когда само знание упразднится, когда «увидим лицом к лицу». Но в чем мы можем быть уверены уже сегодня, так это в том, что Божья любовь через века и тысячелетия остается неизменной константой!

Н
епостижимым для нас образом Бог продолжает любить Свое творение. Его голос, обращенный к малому стаду, звучит ободряющим напоминанием: «Не бойся!».

И
менно в немощи мы переживаем состояние силы; смиряясь, мы побеждаем, умирая – восстаем к жизни нетления! Бог есть любовь!

Геннадий Сергиенко, газета «Мирт»


Количество просмотров 4772
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Возврат к списку

Комментарии ВКонтакте


Комментарии Facebook


Система Orphus

 

Разработка сайта – WebRassvet
Rambler's Top100 COPYRIGHTS 2009-2019 Все права защищены При частичной или полной перепечатке материалов
портала, ссылка на word4you.ru обязательна