Слово для тебя
Поиск по сайту:
 

Матфея 5:9 - "Блаженны МИРОТВОРЦЫ, ибо они будут наречены сынами Божиими."

В Израиле ортодоксальные иудеи харедим ведут неравную битву со смартфонами

В Израиле ортодоксальные иудеи харедим ведут неравную битву со смартфонами за «кошерное» духовное пространство – примерно так же, как с телевизорами и интернетом, сообщаетapnews.

Шмуль (имя изменено) со страхом выглядывает из окна своего магазина смартфонов, теребя бороду и пейсы и умоляя журналиста не фотографировать его, не говорить громко и вообще немедленно убираться отсюда. Его тревога понятна – уже несколько магазинов, торгующих смартфонами и другой цифровой техникой близ района Меа-Шеарим в Иерусалиме, обители крупнейшей ультраортодоксальной общины иудеев-харедим, подверглись погромам. Покупателей разгоняют и избивают, а на прилегающих улицах закипают беспорядки.

Смартфоны стали яблоком раздора для харедим в апреле, когда министр связи Израиля упразднил «кошерные пакеты» и ввел общие правила пользования услугами связи, не озаботившись известить раввинов. Этот шаг вызвал волнения в общине и обострение ее давнего конфликта с прочим израильским обществом. Иудеи харедим составляют 12,6% населения Израиля, или 16% израильских евреев, однако лидируют по темпам роста. У них есть несколько сект, однако все они едины в приверженности еврейскому закону в каждой мелочи жизни и в полном неприятии западных веяний. Раввины регулируют каждый аспект их жизни – от правил скромности для женщин до личного здоровья и супружеских отношений.

Харедим считают себя сторонниками подлинного иудаизма и живут в сплоченных общинах – так называемых «гетто по выбору» за «стенами святости», оберегающими их от греховной внешней среды. В школах харедим главный предмет – религия, а естественные науки, математика и английский не поощряются, потому выпускники неконкурентоспособны на рынке труда и вынуждены трудиться в своих закрытых общинах. У харедим есть свои газеты и журналы – раввины запрещают им посторонние светские газеты. Когда в 1965 году в Израиле появилось общественное телевидение, раввины сразу запретили «ящик зла» в общине.

Новую тревогу у раввинов вызывают нынешние цифровые средства общения, подтачивающие «стены святости». Там пастве угрожает не только «греховный контент», но и свобода общения в чатах и приложениях вроде WhatsApp, порождающая вольнодумцев, которые позволяют себе критиковать раввинов и даже прибегать к мирским властям. Раввинские запреты на компьютеры и интернет оказались менее действенны, чем на телевидение и светскую прессу. Сначала интернет полностью запретили, однако, ввиду его очевидной пользы для труда, быта и заработка, со временем разрешили на условиях строгой цензуры – с помощью сетевых фильтров для домашних компьютеров.

Смартфонам раввины объявили очередную священную войну. Они создали Раввинский комитет по коммуникациям, который благословил трех операторов сотовой связи на введение «кошерного пакета» для харедим с блокировкой обмена сообщениями, видео, радио и интернета. Был создан также специальный пул номеров с особым городским кодом и блокировкой звонков с нежелательных номеров. К таковым отнесли телефонные секс-услуги, государственные службы соцобеспечения, центры помощи жертвам сексуального и бытового насилия (подобные проблемы решаются внутри общины) и светские службы помощи отщепенцам, пытающимся покинуть общину. Однако в 2007 году «кошерные номера» пришлось отменить, поскольку вышел новый закон о телекоммуникациях, позволяющий клиентам мигрировать между операторами без изменения личного номера.

Раввинам пришлось перейти к «гибридной войне». На стенах харедимских кварталов появились листовки, грозящие «тяжкой духовной ценой» владельцам некошерных телефонов. СМИ харедим не рекламируют товары или услуги со светских номеров, а родители не могут записать детей в школу с некошерных номеров. Владелец некошерного номера утрачивает права «миньяна» — одного из 10 иудеев, вершащих публичное богослужение. Дети семей, пользующихся некошерными смартфонами, утрачивают право на «шиддуч» (договорной брак).

В результате большинство харедим пользуются кошерными телефонами внутри общины, хотя многие держат еще и некошерные для выхода в большой мир. «Я агент по недвижимости в сообществе харедим, – признается на условиях анонимности 58-летний Довид (Dovid), остановленный журналистом у магазина Шмуля. – Конечно, я блюду закон и почитаю своих раввинов, но не могу работать без полноценного смартфона. К сожалению, именно так ведутся дела в современном мире».

А вот Эсти Шушан (Esty Shushan), предпринимательница харедим, основатель и генеральный директор Nivcharot, феминистской организации харедим, считает, что номера экстренных служб нельзя блокировать, но пользование смартфонами следует жестко регулировать. «Сама я им пользуюсь, но очень хотела бы обходиться без него, – говорит Шушан. – Это одно из средств современных технологий, которые захватывают нашу жизнь, крадут время и внимание не только у харедим, но и у всех вообще. Есть что-то очень красивое и значимое в том, как наше сообщество стремится к простой, осмысленной жизни, целиком посвященной ценностям и вере».

В нынешнюю правительственную коалицию Израиля харедим не вошли, и монополия ортодоксов в духовной сфере пошатнулась. В апреле министр связи Йоаз Хендель (Yoaz Hendel) разрешил перевод кошерных номеров к любым провайдерам с 31 июля. «Он подрывает образ жизни ультраортодоксальной общественности!» - восклицает глава партии харедим «Единый иудаизм Торы». «Это хуже, чем Холокост!» – вторит ему видный раввин. Раввины кричат, что теперь дети харедим станут жертвами порнографии и прочего нечестивого контента. В ответном интервью изданию The Jerusalem Post сам Хендель заявил, что его решение продиктовано сутью Израиля как еврейского и демократического государства. «Мы должны свыкнуться с мыслью, что у нас нет места автономиям, – уверяет министр. – Кошерные телефоны - это своего рода монополия, существующая вне закона и порядка. Нельзя согласиться с идеей... существования монополии на иудаизм, которую создала община харедим».

Шломо Фишер (Shlomo Fischer), преподаватель социологии в университетах Иврита и Бен-Гуриона, директор-основатель аналитическогого центра Yesodot, считает, что харедим на самом деле боятся отнюдь не греховного контента. «Чаты и контроль над информацией – вот в чем сила, – говорит аналитик. – Раввины боятся утратить свой авторитет. Ведь через широкие контакты с внешним миром их узники смогут обрести выгодные рабочие места, а с ними и определенную независимость от общины. Авторитет раввинов сильно пошатнулся во время пандемии COVID-19, когда они запретили социальное дистанцирование и не допустили карантин в школах. В результате смертность в общине харедим была самой высокой в Израиле». Раввины пытаются обуздать растущее неповиновение насилием, благословляя фанатиков на борьбу со смартфонами. «Убирайтесь из нашего района! – кричит один из них журналисту возле магазина Шмуля. – Вы можете донести на нас. Полиция может нас арестовать. Но мы не позволим этим нечистым мерзостям разрушить нашу святую жизнь!».

Едидия Стерн (Yedidia Stern), президент аналитического центра «Институт политики еврейского народа», считает, что конфликт вокруг смартфонов – это еще одна битва в давней и долгой войне культур в Израиле. «Харедим хотят, чтобы Израиль стал религиозным государством, однако это противоречит представлениям светских граждан, умеренно религиозных иудеев и арабов, – напоминает Стерн. – Такова истинная причина борьбы раввинов со смартфонами. Эта борьба надолго, ей не суждено завершиться в обозримом будущем».

Источник: www.sedmitza.ru

Количество просмотров 497
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Возврат к списку

Комментарии ВКонтакте


Комментарии Facebook


Система Orphus

 

Разработка сайта – WebRassvet
Rambler's Top100 COPYRIGHTS 2009-2021 Все права защищены При частичной или полной перепечатке материалов
портала, ссылка на word4you.ru обязательна