Слово для тебя
Поиск по сайту:
 

«Где нет быков, кормушка пуста; а обильная жатва бывает от силы быков» (Притчи 14:4)

Украинский выбор

Эксклюзивное интервью председателя Государственного комитета Украины по делам национальностей и религий «Международной христианской газете».

На прошедшей неделе нам удалось побеседовать с Ю.Е.Решетниковым. Уже были известны предварительные данные второго тура голосования, согласно которых победил кандидат от Партии регионов. Изменятся ли теперь по его мнению отношения власти и верующих в Украине?- Мы не моги не спросить его об этом. 

Из досье: 

Юрий Евгеньевич Решетников родился в 1968 г. в Запорожье. Окончил Украинскую юридическую академию (1993 г.) и Одесскую богословскую семинарию (1997 г.).

Кандидат философских наук. В 1997-2003 гг. – проректор Киевского христианского университета, 2003-2004 гг. – заведующий отделом образования Всеукраинского союза объединений евангельских христиан-баптистов.

С 2005г. – на государственной службе: работал в Секретариате Президента Украины, Государственном департаменте по делам религий, Верховном Совете Украины. С мая 2009 г. – председатель Государственного комитета Украины по делам национальностей и религий.

Женат, воспитывает троих детей.


«МГХ»: Юрий Евгеньевич, само слово «уполномоченный» вызывало у верующих советских времен негативные эмоции. Уполномоченные олицетворяли собой систему, которая притесняла верующих и ставила своей конечной целью искоренение всякой религии. А как теперь? Видимо, задачи Госкомитета по делам национальностей и религий, который вы сегодня возглавляете, кардинальным образом изменились? И вы, должно быть, заинтересованы не в уничтожении религии как таковой, а, напротив, – росте религиозного сознания народа?

Ю.Р.: Начну с последнего, что касается роста религиозного сознания народа. В этом, в первую очередь, должны быть заинтересованы церкви и религиозные организации, которые действуют на территории Украины. В то же время Правительство и наш Комитет как составная часть госструктуры ставят своей целью создать благоприятные условия для общественно значимой деятельности церквей и религиозных организаций, в результате чего и достигается рост религиозного сознания народа. Данные, которыми мы располагаем, свидетельствуют именно об этом. Если, к примеру, лет десять назад у нас 60-70 % людей декларировали себя верующими, то сегодня это 80-85 %.

Нельзя ли познакомить наших читателей с религиозной картой Украины, в частности – сколько у нас церквей ЕХБ, принадлежащих Союзу, и вне его, сколько верующих в них, а также каково число евангельских церквей и евангельских христиан на фоне традиционных христианских конфессий.

– На 1 января 2010 г. в Украине зарегистрирована 33351 религиозная организация; только за прошедший год прибавилось 712. Что касается интересующих вас церквей ЕХБ, то в составе Всеукраинского союза объединений евангельских христиан-баптистов сегодня 2694 церкви и еще 31 проходят регистрацию. Кроме того, существуют около 300 церквей, которые не входят в Союз, но также относятся к церквам ЕХБ. И еще около 300 религиозных организаций евангельских христиан, значительная часть которых, по моему мнению, близка к баптистам.

Если говорить в целом, то в Украине сейчас насчитывается около 18 тысяч православных религиозных организаций, около 3800 греко-католических и почти 1100 католических. Протестантский блок насчитывает более 8400 религиозных организаций. Прибавьте к этому и около 1400 религиозных организаций харизматического направления. В то же время подчеркну, что речь идет именно о религиозных организациях, а не о количестве верующих. Проблема в том, что лишь некоторые протестантские церкви оперируют таким понятием, как «фиксированное членство». Социологические исследования свидетельствуют, что протестанты составляют сегодня около 3 % населения Украины. 


– Религиоведы считают, что Реформация не обошла Украину, поэтому в христианстве здесь традиционно сильно евангельское направление. В последние годы этому благоприятствовала государственная политика, которую Господь направил по пути дарования народу подлинной свободы совести. На ваш взгляд, сохранится ли эта тенденция в ближайшие годы?

– Присутствие и влияние евангельских церквей в Украине ощутимы. В целом это позитивное явление. При этом я хотел бы отметить следующее: если в середине 90-х годов протестантские церкви имели приоритет в работе с детьми и молодежью, то теперь мы видим, как традиционные церкви взяли то лучшее, что было у евангелистов, и сегодня успешно применяют в своей практике. Конкуренция, в хорошем смысле слова, которая присутствует в религиозном поле Украины, подвигает церкви брать лучшее друг у друга. 

Если же говорить о видах на будущее, то хочется надеяться, что нынешняя политика украинского государства по отношению к церквам и религиозному сообществу сохранится. Вместе с тем есть моменты, которые вызывают тревогу. В декабре прошлого года представители Партии регионов зарегистрировали в Верховной Раде проект закона о запрете тоталитарных сект. При этом само понятие «тоталитарные секты» трактуется в этом документе слишком широко. Некоторые эксперты считают, что под это определение подпадают практически все протестантские церкви.

– Кстати, согласовывался ли данный законопроект с вашим ведомством?

– Он просто не мог согласовываться с Комитетом хотя бы в силу того, что проект вносился на рассмотрение депутатами оппозиционной по отношению к Правительству политической силы. С другой стороны, если бы руководством Верховного Совета или профильным комитетом было принято решение получить от нашего Комитета экспертное заключение по данному законопроекту, то, безусловно, оно было бы негативным. 

К сожалению, можно констатировать, что данный законопроект отражает позицию, которую занимает значительная часть Партии регионов по отношению к протестантским церквам. И хотя в контексте предвыборной гонки проект закона по вполне понятным причинам, учитывая заинтересованность Партии регионов в голосах верующих, был отозван, обольщаться этим фактом нет смысла.
С другой стороны, в Украине сформирована достаточно мощная религиозная сеть, в том числе протестантских церквей. Есть также общественные организации, деятельность которых направлена на защиту свободы совести. Вопросы свободы совести являются близкими и важными для ряда политических партий, в частности БЮТ и Христианско-Демократического Союза. И хотя прогнозы – дело неблагодарное, но можно предположить, что попытки ограничить свободу совести, если они будут, получат достаточно решительный отпор со стороны религиозных и общественных организаций, а также ряда политических партий.

– Чем вызваны попытки ограничить религиозную свободу, ведь в Парламент уже несколько раз подавались проекты законов, направленные на ограничение прав верующих?

– С одной стороны, это понимание ситуации отдельными депутатами, их видение, как должна выглядеть религиозная карта Украины, кто должен присутствовать в Украине, а кто – нет, то есть речь идет об определенных конфессиональных предпочтениях и негативном отношении к другим религиозным общинам. Другая причина в том, что для Украины как демократической страны, где обеспечена свобода вероисповедания, имеются определенные вызовы. Сама демократия, в частности религиозная свобода, содержит в себе вызовы. Отсюда у некоторых людей появляются опасения того, что у нас могут получить развитие те религиозные организации, деятельность которых противоречит национальным интересам и интересам граждан Украины. 


Украина сегодня уникальна именно свободой вероисповедания, которую, впрочем, пытаются использовать религиозные экстремисты. Достаточно вспомнить «белое братство»… С одной стороны, наличие деструктивных сил требует государственного вмешательства, законодательного урегулирования, а с другой – здесь кроется опасность: можно так зарегулировать, что церквам дышать будет нечем. Какова здесь роль государства?

– Не могу согласиться с тем, что деструктивным религиозным силам легко дышится в Украине. Ни одна подобная организация у нас не зарегистрирована; таковым вообще, даже при их самом большом желании, было бы отказано в регистрации. Государственные органы работают также над тем, чтобы и зарегистрированные организации не допускали действий, которые могли бы нанести вред как интересам государства в целом, так и отдельных граждан. Не случайно у нас появились криминальные дела по некоторым религиозным служителям, деятельность которых вступает в противоречие с законом. Государственные органы Украины хорошо понимают опасность проявлений, о которых мы говорим, и делают все (в частности наш Комитет), чтобы не допустить негативного развития событий. 


Не секрет, что евангельские верующие с равной опаской смотрят как на устремление Украины в Европу, где все более узаконивается толерантность к греху на государственном уровне, и это выставляется условием присутствия стран в Евросоюзе, так и на сближение с Россией, где приоритет отдан трем традиционным конфессиям. Не унаследуем ли мы, балансируя между Востоком и Западом, и то и другое?

– Мы не призваны к тому, чтобы слепо копировать все, что делается в Европе. Интеграция в европейское сообщество – это дорога с двусторонним движением, и здесь нам есть, что предложить Европе, особенно, если говорить о поддержке традиционных ценностей, в частности христианских. И если на Западе оправдывают отступление от них правами человека, то мы не пойдем этим путем. Ни один из наших политиков, если он всерьез думает о своем будущем, не поддержит того, что противоречит христианским моральным ценностям. Напомню еще раз, что 85 % населения Украины так или иначе считают себя верующими, в подавляющем большинстве это христиане, иудеи и мусульмане, которые имеют близкие взгляды по вопросу моральных ценностей. Поэтому тревоги по поводу «осквернения» от Европы, думаю, преувеличены. 

Что касается России, то мы возвращаемся в нашей беседе к тому, о чем уже говорили, – к свободе совести. Несмотря на то, что у нас есть политические силы, которые хотели бы применить российскую модель государственно-церковных отношений, им противостоят те, кто отчетливо понимают уникальность и ценность украинского пути в этой сфере, обусловленного всем историческим развитием нашего государства, и не поступятся им. Модель, которая существует сегодня в Украине, объективно отражает ситуацию, и отступление от нее не в интересах нашего общества.

– И все-таки политическая ситуация в Украине меняется, и вслед за этим может измениться политика по отношению к верующим?

– В этой связи мне хочется верить, что у политической силы, которая выиграла президентские выборы, хватит здравого смысла не создавать лишних сложностей для украинского общества, стараясь ограничить свободу совести и возможности для деятельности религиозных организаций, ведь существует много других проблем, которые требуют своего разрешения. Если же такие попытки будут, то они натолкнутся на серьезное сопротивление, о чем мы говорили выше. 

Хотел бы напомнить, что в 2002-2003 годах у нас уже были попытки переписать закон «О свободе совести и религиозные организации». Тогда религиозные организации хотели сделать подконтрольными государственным органам в контексте президентских выборов 2004 года, но эти попытки не были реализованы именно благодаря активному противодействию со стороны религиозных общин и некоторых политических сил, поддержавших церкви в их стремлении к свободе. Это, кстати, был первый в истории Украины случай, когда различные церкви выступали единым фронтом по отношению к государству. За последующие семь лет религиозное сообщество существенно нарастило опыт совместного позиционирования. С другой стороны, укрепились и политические силы, которые четко выступают за поддержку свободы совести в Украине.

– Есть ли, остались ли в Украине незарегистрированные церкви? И если да, то как поступает с ними государство?

– В соответствии с действующим законодательством, религиозные общины могут действовать в Украине, не уведомляя о себе и своей деятельности государственные органы. Правда, в этом случае они не имеют статуса юридического лица, что в некотором смысле ограничивает их возможности, в том числе в вопросах аренды помещений, земельных участков и т.п. В то же время это ни в коей мере не ограничивает права граждан – придерживаться тех или иных религиозных убеждений и, например, проводить богослужения на квартирах своих единоверцев или в других местах. 

В Украине существуют такие организации. Например, у нас около 40 общин Совета церквей ЕХБ, которые действуют без государственной регистрации, около 130 общин одного из направлений пятидесятников, которое также исторически негативно относится к вопросу регистрации, и другие.

Во избежание неправильних трактовок хотел бы отметить, что если даже религиозная община не имеет юридической регистрации, что является ее правом, то это не означает, что она может нарушать закон. И правоохранительные органы следят за тем, чтобы различные объединения граждан, в том числе религиозные, не нарушали его. 


Принимал ли участие возглавляемый вами Комитет в организации прошлогоднего визита в Украину патриарха Кирилла? Согласны ли вы с высказанными в прессе заявлениями, что это был больше политический визит, чем пастырский?

– Патриарх приезжал в Украину к верным Православной церкви, которые находятся в каноническом единстве с Московским Патриархатом. И так как это был не государственный визит, то Комитет не участвовал в его организации. Что касается разных высказываний в прессе, то хочу подчеркнуть, что, по моему мнению, это был пастырский визит, и патриарх говорил то, что думал, что считал необходимым донести до людей, и это его право, а все остальное – трактовки. 


– Насколько православная церковь в Украине открыта для взаимодействия с вашим Комитетом? Есть ли в стране конфессии и деноминации, которые из принципиальных соображений отказываются от контактов с Комитетом по делам национальностей и религий?

– По моему мнению, в Украине нет таких религиозных сообществ. Ведь Комитет может выступать и реально выступает в роли ходатая в интересах религиозных организаций. Православные церкви – не исключение. Тот уровень взаимопонимания, который сегодня достигнут между государственными органами и религиозными организациями, весьма высок. Это позитивное явление, и хотелось бы сохранить его на будущее. 


– Сегодня для Украины вполне нормально, что «неноминальные» верующие работают во властных структурах. Влияет ли это на политические процессы в стране? Нет ли опасности лоббирования интересов какой-то одной деноминации с помощью этих людей?

– Я бы не стал делить верующих на «номинальных» и «неноминальных», только Господь наверняка знает, кто в какой мере верующий. А то, что в органах власти работают люди, которые открыто декларируют свою причастность к той или иной религиозной общине, безусловно, хорошо. Это свидетельствует о том, что Украина развивается в правильном направлении как нормальная демократическая страна. Мне кажется, наступит такой момент, когда этот вопрос вообще никого не будет интересовать, ведь это право каждого человека – ходить в нерабочее время в ту или иную церковь. Поэтому надеюсь, что подсчет, сколько и в каких органах власти представителей той или иной церкви, скоро потеряет смысл. 

Что касается конфессиональных предпочтений, то, безусловно, опасность здесь есть. Мы сталкиваемся с этим часто, особенно на местах, когда со стороны представителей органов местного самоуправления наблюдаются конфессиональные предпочтения и заангажированность, что зачастую отражается на их решениях. К сожалению, с этим сталкиваются все религиозные сообщества, которые есть в Украине.

Хотел бы подчеркнуть, что независимо от личных религиозных убеждений человека, как государственный служащий он должен действовать на благо не только «своей» религиозной организации, но всех граждан Украины, независимо от их конфессиональной принадлежности. 


Что бы вы хотели пожелать нашим читателям?

– Мое глубокое убеждение: верующие, независимо от церковной принадлежности, – это наиболее сознательная часть нашего общества. Поэтому, учитывая то, что политическая жизнь в Украине очень динамична, хочу пожелать всем читателям «Международной христианской газеты» быть мудрыми и ответственными. В частности, учитывая то, что различные политические силы имели много шансов продемонстрировать свое отношение к принципам свободы совести в украинском обществе и показать уровень понимания роли церквей и религиозных организаций. 


Благодарим вас!


Андреас ПАТЦ, Павел ГАРАДЖА


Опубликовано в блоге Андреаса Патца, главного редактора Международной Христианской Газеты




Количество просмотров 1037
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Возврат к списку

Комментарии ВКонтакте


Комментарии Facebook


Система Orphus

 

Разработка сайта – WebRassvet
Rambler's Top100 COPYRIGHTS 2009-2015 Все права защищены При частичной или полной перепечатке материалов
портала, ссылка на word4you.ru обязательна